Ирина Хакамада. Лекция «Лидерство»

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Лекция Ирины Хакамады про лидерство на «Дожде», которая покорила меня настолько, что я не поленилась заказать на Workzilla ее транскрибацию, еще пару раз перечитать и, наконец, выложить у себя в блоге. Больше 60 000 знаков, дополненные работами канадского фотографа Грегори Кольберта (Gregory Colbert). Долгое чтиво, но оно того стоит! 

Наш традиционный «Лекторий на дожде» возвращается после небольших каникул во время праздничных дней, и мы приготовили вам сюрприз и, как я вижу по количеству людей, собравшихся в студии, сюрприз этот и подарок вы оценили. Лекция «Лидерство» в исполнении политика, писателя, журналиста и просто прекрасной женщины Ирины Хакамады. Встречаем.

Главный рецепт лидерства Ирины Хакамады

Спасибо за то, что вы пришли сегодня, пожертвовали своим выходным днем для того, чтобы слушать лекцию. Слово «лекция» — это уже скучно, но я попытаюсь вас все-таки немножко развеселить. То, что самые серьезные вещи всегда говорятся с юмором и с иронией. Если мы начнем серьезно относится к себе и к своей жизни, ничего хорошего из этого не получается. Так что мой главный рецепт лидерства – к лидерству относитесь спокойно. Если из вас не получилось лидера, ну и фиг с ним. Самое главное, чтобы вы себя чувствовали хорошо. Поэтому, когда вы себе говорите: «Я решил стать лидером», нужно сразу понять, что это значит.

Как вы думаете, что это значит, если вы решили стать лидером? Давайте быстро, первая реакция.

— Ответственность.

— Правильно. Еще какие идеи?

— Ведущий номер один.

— Иногда это вождь.

— Начальник.

— В России очень часто путают начальника, вождя с лидером.

— Лидер взрослый.

Почему? Он может быть маленьким, а уже лидером. Дело не в этом. Дело в том, что мы живем в стране, в которой не было никогда лидерства. По большому счету, всегда были начальники и вожди. Лидер от вождя и начальника отличается тем, что лидерство ему дарят люди, они добровольно принимают идею, что ты лучший, мы равны, но ты в этом качестве самый лучший. В каком качестве, вы правильно сказали, в качестве ответственности. В России никому не хватает ответственности. Он может быть супер харизматиком. Вот так вошел человек и сел. Вау! Вот это да! Вспоминаем генерала Лебедя. Сказал, упал, отжался. И все понимают, ну лидер. Или может быть номером один. «Я всегда в большом кабинете за закрытыми дверями, фиг ко мне пролезешь, потому, что я – номер один, а вы все номер два и двадцать пять. Поэтому вы все не лидеры».

Это все не имеет никакого отношения к лидерству. Лидерство – это ответственность. Вы берете ответственность за свою жизнь и за себя, одновременно ответственность за тех людей, с которыми вы работаете, отдельно ответственность за то, что вы собираетесь сделать, причем, личную ответственность. Вы рискуете. Вы своими деньгами рискуете, своим положением рискуете, вы рискуете своими нервами, своим здоровьем и всем на свете. То есть, по большому счету лидер – это тот человек, который обладает удивительным свойством измерять риски и рваться вперед, понимая, что за него это никто не сделает. Когда в России говорят: «У меня ничего не получается потому, что страна плохая, гаишники плохие, жена ужасная, бойфренд кошмарный, мужики все уроды, женщины все тра-та-та и так далее, поэтому у меня ничего не получается». Все. Как только вы это сказали, вы не лидер. И наоборот, у вас полный облом. Вас выгнали с работы, у вас обанкротилась фирма, вас кинула любимая девушка, от вас ушел муж, бросив вас с тремя детьми, говоря при этом, что поведет по жизни до конца и как было все хорошо, и в этот момент как бы святое дело сказать: «Уроды все. Я такой хороший. Я такая хорошая. Я всю жизнь этой стране и этому мужу отдала, а они меня кинули». Все, не лидерское размышление.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Лидер говорит в самой тяжелой ситуации: «Что-то во мне не так потому, что если я лидер в своей жизни, это означает, что несмотря на то, что происходит вокруг, я все равно обустрою свой мир. Я сделаю так, что мне будет в этом мире очень хорошо». Скажу вам честно, я никогда не была лидером. До 38 лет. Почему такая грань жесткая, до 38 лет не лидер, после 38 лет лидер? Непонятно, да? Кто-нибудь понял почему?

— Время пришло.

Время пришло. Какое время? Время пришло быть лидером. Вы почти угадали. Почему? Потому, что известна теория макрокосмоса и микрокосмоса. Чтобы не происходило вокруг, какие бы сложные процессы не происходили, они все происходят в каждом из вас. Если у вас ухо открыто, и вы это ловите, то вы соответственно, меняетесь вместе с большим миром потому, что он всегда двигается куда-то в будущее. Отдельные страны могут стоять на месте, но по большому счету, цивилизация идет в будущее. Если вы успеваете за этим процессом, то есть, вы понимаете, что и вы тогда должны быть в будущем, у вас все получается.

Так вот, когда Россия была страной консервативной, где коллективное бессознательное было главным, тогда работали системы, технологии и правила. Поэтому я была успешной до 1993 года, но при этом не очень счастливой. Это в силу того, что я никак не могла понять, я правильно все сделала или я неправильно все сделала. Я всегда у себя спрашивала: «Ир, что тебе? Все хорошо. Ты зарабатываешь деньги в бизнесе, ты создала первый кооператив, у тебя биржи, у тебя есть деньги, машина, квартира, ты вырастила двух детей, все ок. Чего ты дергаешься?» Вдруг я поняла, что мне плохо. Именно в этот момент я наконец стала лидером. То есть я взяла риски и взяла ответственность за то, чтобы полностью поменять свою жизнь и внедриться туда, куда двигало мое сердце, мои чувства, мои мечты.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Почему до этого можно было быть успешным и при этом не быть лидером? Работала система, стабильное развитие, Советский Союз. Все понятно, все ясно. Понятны все правила игры, все институты, те, коммунистические, какие были, работали эффективно. Может быть, это кому-то не нравилось, но они сами по себе работали стабильно и эффективно. Поэтому я внедрилась в эту систему и начала работать как маленькая деталь большого механизма. Я поставила себе цель, мне нужно выйти замуж. Я быстро вышла замуж. Женщины, чего вы хотите, у мужчин так всегда. Первое, что в голову вбредет, как себя самореализовать. Побыстрее замуж выйти. Я быстренько в 18 лет выскочила замуж. После этого я успокоилась, решила, что дальше мне нужно сделать карьеру. Я полюбила первый том «Капитала» Маркса и попала в аспирантуру, причем, беременная. Мне сказали, может, подождете. Я говорю, что нет, если сейчас есть место в аспирантуре, то через год его может уже не быть. Я попыталась сделать все. Я защитилась и так далее. Потом я поставила цель до 30 лет начинать преподавать, стать ассистентом, получить звание и должность доцента, стать кандидатом экономических наук и заработать свои 320 рублей. Я сделала. У меня была щитовидка, я дошла до ручки. Двое детей, все нужно было успевать. Я работала ассистентом с утра до ночи, но я этого добилась. Система, то есть общество предлагает критерии твоей карьеры, и я четко отрабатывала, отпахивала. Мне предлагает система, она работает прозрачно и четко, и я по ней иду.

Потом Горбачев. Закон «О кооперации». Можно, оказывается, затевать частный бизнес. До этого нельзя было. Можно заработать наконец, кучу денег и быть свободным от парткомов, от идеологий. Меня все время контролировали, я политэкономию преподавала. Правду не скажи, нужно было «Малую землю» Брежнева все время преподавать. Это достало вот так вот. В конечном счете я рванула, опять рискнула.  Рискнула системно. Я осталась доцентом, а в свободное время торговала компьютерами. Туда-сюда, туда-сюда. Потом, когда с торговлей компьютерами получилось все хорошо, я поняла, что все ок и можно уже не преподавать, уже и преподавать надоело, как-то скучно. Восемь лет преподавала, надоело и я утекла туда.  Все системно. А потом система рухнула. Система рухнула, началась эта турбулентность девяностых годов. Ничего нельзя было понять. В этот момент во мне проснулось какое желание? Возникла мечта. Если все вокруг так крутится и вертится, значит у меня есть шанс попробовать что-то гигантское сделать. Потому, что нет правил. Система рухнула. Нету истеблишмента, нету элиты, нету маргиналов. Все одинаковые, все никто и у каждого есть шанс. Поэтому эпоха перемен для людей инициативных – это очень хорошее время. Почему? Потому, что стабильности нет, но зато есть шанс.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Когда я поняла, что у меня есть шанс, я решила рвануть в политику. К этому отнеслись отрицательно все. Мой муж предыдущий сказал: «Ты идиотка, ты абсолютная дура. Ты достигла предела, сиди в этом частном секторе, зарабатывай деньги и больше не дергайся». Я говорю: «Но я хочу быть президентом страны». Он говорит: «Ты посмотри на себя в зеркало. Внимательно посмотри на себя в зеркало». Я говорю: «Симпатичная девушка». Он говорит: «Да, симпатичная девушка. Ты фамилию вслух свою произнеси. А теперь представь, что эту фамилию произносит вся страна». Я говорю: «Ну и что. Первый раз будет сложно. Второй раз легче. А потом пойдет». Он говорит: «Хватит заниматься фигней». Я обиделась. Я взяла деньги у бандитов потому, что никто больше не дал. Я маргинал и они были маргиналы. Нашла маргинальный округ, жутко бедный. Какие-то печатники Марьино-люблено, фиг знает где. Туда в те времена даже доехать невозможно было ни на каком общественном транспорте. И я все сделала. Муж финансировал моего конкурента. И конкурент проиграл, а я выиграла. После этого я поняла, все, я лидер. Почему? Я иду на встречу своей мечте, какой бы запредельной и идиотской она не была. Как ребенок. Мальчишку слабого спросишь: «Кем ты хочешь быть?» «Летчиком» или «Космонавтом». А у него очки, зрение минус пять. Или девочка толстенькая «Кем ты хочешь быть?» «Балериной». Ну куда тебе балериной. «А я хочу».

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Это свойство сохранять эту энергию своей детской мечты если вы будете удерживать, то у вас все получится. Вы будете лидерами своей жизни потому, что вы перестанете быть взрослыми. Вы начали «Лидерство – это взрослость». Это начальник взрослый. Это вождь взрослый. А лидер всегда ребенок. Стив Джобс оставался ребенок вплоть до своей гибели. Именно поэтому он создавал фантастические продукты. Тот, кто создал Фейсбук, оставался всегда ребенком. Он хотел сделать такой продукт, где наконец, девочки его полюбят. Это детские мечты, а в результате, они выливаются в огромные деньги.

Ирина Хакамада: Лидерство в турбулентное время

Поэтому к лидерству нужно подходить в зависимости от того, в каком вы состоянии, насколько вы адекватны сегодняшнему времени. Давайте проанализируем, чем сегодняшнее время отличается от девяностых? Ведь были нулевые и они были стабильными. А сегодня евро куда-то несется, Евросоюз начинает трещать по швам, Америка никак не может вылезти из все кризисов и достает весь мир, при этом выживает, но другие начинают падать. Кругом дефолт государственных бюджетов, не хватает у государства денег закрыть долги, эти пирамиды, эти пузыри, которые повырастали на рынке коммерческих частных фирм. В России на это еще накладывается несовершенность наших институтов. Вроде все есть, но при этом ничего не работает. То есть оно чуть-чуть работает, а потом дальше раз… и не работает.  Ты знаешь, что по закону ты можешь купить землю, взять в аренду, получить кредит, а приходишь – ничего подобного. В конечном счете, как называется это время? Это время называется турбулентность.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Любая страна проходит три стадии развития в своем движении вперед. Первая, турбулентность. Уже поняли, что такое турбулентность. Странами не правят люди. Когда вы говорите, что достаточно сменить одного министра на другого, одного президента на другого и кайф будет. Кайфа не будет потому, что работают системы, а системы работают только на базе институтов. Это сложные взаимоотношения с обществом, внутри этого института и юридически как он оформлен. Турбулентность – это когда институты начали развиваться и дальше остановились, они не до конца развиты там. Судебная система, частная собственность и так далее. Или наоборот, как на западе. Они очень хорошо развивались, например, финансовый институты, финансовые структуры стран, банки, дошли до какого-то уровня и дальше пришли к своему пределу. Начались финансовые пирамиды, они сожрали самих себя. В результате, жутчайший глобальный кризис 2008 года. И то, и другое это что? Турбулентность.

Следующий этап – это статика. Все институты созданы, все работают эффективно и стабильно. Похоже на Советский Союз, только уже рыночная экономика. Все ясно и понятно. На кого похоже? Какие страны похожи на такие системы? Институты работают стабильно.

— Германия.

Правильно. Европа. Германия, Франция, Швеция, Голландия, Дания, Швейцария. Тихо, спокойно ничего им не надо, все у них хорошо и пыхтят, и пыхтят. Отойдите все от нас со своими суперамбициями и так далее. Нам здесь тепло и уютно.

Следующий этап. Динамика. Институты набрали такое количество позитива, что начинает это все переходить в качество. Начинаются рывки. Япония это пережила в 60-е, Штаты пережили до последнего кризиса, они все время шли вверх. Какие еще динамические сегодня? Китай. Создали свои очень гибкие, не похожие ни на кого институты, по-азиатски все выстроили и как поперли и остановиться не могут. Индия тоже самое. Специфический путь. Создали свои и демократические и традиционные институты, совместили их и тоже пошли. Бразилия и так далее.

Весь мир сегодня существует в переплетении этих всех динамик. Какая динамика победила? Есть стабильные страны, есть динамические и есть турбулентные. Что победило в результате в мире? Обострилась конкуренция нефтяных и не нефтяных. Кому нужна нефть? Нужна Европе, нужна Америке, нужна Китаю. В Китае даже нет достаточного количества воды. Все эти страны нуждаются в природных ресурсах, которых у них недостаточно. В Японии вообще ничего нет. В Сингапуре ничего нет. Как вы могли заметить, самые лучшие экономики сырья не имеют. Но при этом начинают зависеть от мировой конъюнктуры цен на сырье. Что они будут делать, если они самые передовые? Они будут брать технологиями, инновациями. Они будут пытаться освободиться от этой зависимости и создавать альтернативные источники. Сейчас это дорого, но в Италии уже раздают солнечные батареи фермерам просто бесплатно. Ребята, давайте, качайте энергию, а если у вас есть лишняя, отдавайте нам в счет погашения этой цены, которую вы не платите. То есть постепенно все равно будут наяривать эту модель.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

В конечном счете, это усиливает турбулентность. Появляются новые игроки. Это, как на выборах. У нас все понятно с выборами. Или один, или другой. А представьте, если бы появился третий. Уже ничего не понятно. Так и с Китаем. Или ведущий золотой миллиард, либо это, все понятно, какая будет перспектива. Китай рушит все. Достаточно Китаю перейти в активы евро, Америка грохнется. С другой стороны, Китай этого не хочет. А вдруг захочет? Достаточно Китаю начать покупать у нас нефть за рубли, у нас рубль вырастет потому, что это суперэкономика. От Китая так много зависит, но никто не знает, что будет делать Китай. А их там больше полутора миллиардов. Не наши несчастные сто тридцать шесть миллионов. Поэтому всем становится как-то зябко, хотя они очень вежливо улыбаются. Получается, что мы ничего не понимаем, что будет в будущем. 2008 год, кризис никто не предугадал. Сейчас никто не может объяснить даже по РБК. У нас что? Рецессия, ни рецессия, вторая волна, третий кризис. Что у нас происходит? Чем это все закончится? Никто ничего не знает.  Могу вас успокоить. Это нормально. Не знают нигде, ни профессионалы, ни институты, ни политики, никто ничего не знает потому, что объективно наступило другое время. Новое, турбулентное. Мир на глазах меняется.

Вам повезло, господа, я вас всех поздравляю, вы попали в то время, когда все будет зависеть от чего? От вас. Но зато перспективы сумасшедшие. Все болтается, все рушится, непонятно, что будет. Если вы поймаете этот поток и услышите мир, где вы востребованы, поймаете свою карму, и вы полетели. Но для этого нужно стать лидером, который больше опирается не на систему, не на то, что предлагает общество потому, что все рушится, это не Советский Союз и не стабильная рыночная экономика, а опирается на кого? На себя.

Ирина Хакамада: «Лидерами не рождаются»

То есть, в лидерстве есть две составляющие. Первая, стать лидером своей жизни. И уже, как следствие, стать лидером в своем бизнесе, в своей корпорации. Это только следствие. Если вы не берете риски и ответственность за свою жизнь, ели вы боитесь рисковать и менять свою жизнь потому, что мир меняется вокруг, если вы боитесь быть счастливым потому, что за это надо платить. Быть грустным и несчастным – это бесплатно. Это берите, сколько хотите. Можете в унынии находиться… Не надо. Разве что на том свете будете расплачиваться в аду потому, что вы знаете самый смертный библейский грех – это уныние.  А чтобы быть счастливым нужно рискнуть. Поэтому лидерами не рождаются.

Я не была лидером. Треть жизни ушла на то, чтобы просто добиваться успеха. За это время было два брака. За это время было куча предприятий, денег и так далее. Но ощущение, что я хозяйка своей жизни не было. Я все время была второй, третей. Я закрывалась то за Константином Боровым на бирже. Я за него делала черную работу, а он креативил, думал стратегии. Я боялась резко менять жизнь. Если я меняла, то личную. Женщины в личной жизни больше себя чувствуют хозяйками, чем на рынке. А на рынке я все время боялась. Когда я дошла до отчаяния, что ж такое, вроде все есть, но я абсолютно не энергичная, я не ощущаю полета. Все есть, и тоска зеленая. Я дошла до отчаяния абсолютного. Я помню, как я шла по улице и вдруг меня клюнуло. А чего я мучаюсь? Я кандидат наук. Я знаю макроэкономику. Я вижу систему в целом. При этом я прошла огромный опыт. Я была и ученым и делала свои предприятия. Вот она новая дума. Это будет новая власть. Я пойду в эту власть, и я буду менять страну. У меня появился шанс.  Лидерами не рождаются, ими становятся. Мой личный опыт, что возникает для того, чтобы это выросло в вас?

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Первое, отчаяние. Не бойтесь отчаяния. Это нормально. Все умные люди проходят страшные депрессии, кризисы. Только идиоты довольны всем на свете и живут, как растения в горшках, забывая о своих рисках. Хозяин перестанет поливать, забудет и вы завянете в своем горшке. Не даром буддисты говорят: «Жизнь – это движение». Почему все японские модельеры работают в асимметрии? Почему в японских домах двигаются все стены? Почему сейчас начали двигаться даже на западе? Потому, что это мистический символ жизни. Жизнь – это движение. Жизнь – это асимметрия потому, что асимметрия приводит тоже к движению. Почему классика постепенно ушла? Почему потом наступил модерн? От классики устаешь. Геометрически все правильно. Почему классическая одежда действует на нервы? Походил и хочется выбросить этот костюм, убрать этот галстук и одеть что-то совершенно невозможное типа джинсы и пиджак, или кеды. Уже нарушение классики.

Поэтому, наступает время постмодерна, наступает время эклектики, когда все перепутывается. Если вы хотите быть лидером, вы должны слышать все и совмещать, комбинировать, готовить свою жизнь как кухню фьюжн. Вы приходите, ах, как вкусно! Это не суши очередные японские и не французская фуагра, но это как-то все так замешено, что появляется новая кухня. Наступает время турбулентное, когда вы, если хотите опереться на себя, должны понимать, что вы двигаетесь к этому фьюжену. Вы начинаете варить собственный рецепт. Вы абсолютные хозяева. Вы можете сделать все, что хотите. Вам повезло. Сейчас наступает время, когда вы можете делать все, что хотите. Если бы вам было поменьше лет, то через тридцать лет, может быть, система вся уже установится. Если бы вы были старше, большую часть жили бы там и не смогли бы схватить этот период.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Сейчас многие говорят: «потерянное поколение». Я с этим не согласна. Сегодняшнее время и в цивилизационном плане, вся цивилизация качается и меняется на глазах. И в России, несмотря на внешнюю стабильность нарастает потенциал что-то серьезно менять хотя бы в личной жизни, в личном продвижении, в личном успехе. Для этого есть все. Я с этого начала. Как только вы начинаете себя уговаривать «я бы мог, но мне мешает», вы не лидер. Если вы лидер, то вы говорите не «если». Как говорится известным лидером компании Virgin, все люди делятся на две категории: «люди- если» и «люди-когда». Послушайте внимательно себя и друг друга. Как только «Ну ты будешь когда-нибудь это делать?» «Да, но, если бы были вот такие условия» или «Если бы я смог взять денег, если бы мен банк смог бы дать кредит, я бы начал это делать». Все. Поставьте крест на себе, если вы так разговариваете или на этом человеке. Этот человек не сделает ничего и никогда. И наоборот, «Ну, когда ты будешь это делать?» «Как когда? Сейчас вот раз, два, три, четыре, пять и пятнадцатого ноября я пошел». Это человек лидер. Почему? Потому, что он ориентируется только на сроки и на этапы, а не на сослагательные наклонения.

Поэтому лидерство – понятие экзистенциальное, внутреннее. Конечно вам скажут, что это мы все знаем, от психолога слышали, но я не психолог. Тем мой мастер-класс отличается от всех остальных, что все выводы, которые я сделала, основаны только на моей жизни. Я реально все это прошла. Я реально была некрасивая девочка косноязычная, которая не умела говорить, не могла сдать первый экзамен в институте потому, что не могла выразить то, что она знает. Одевалась так, что мужики шарахались. Говорили, что японки вроде красивые девушки, а тут смотреть не на что. Робкая, боялась коммуникаций. С собственным папой не могла общаться, он, правда, русского языка не знал. Еще и семья была такая странная, половинчатая. Эмоциональная добрая русская мама и молчун самурай папа, который нас бросил. Ничего хорошего, коммунальная квартира, беспредел. У меня ушло много времени, надеюсь, после сегодняшнего мастер-класса, у вас на это уйдет времени меньше. Лидер в условиях турбулентности – это существо, которое включает в себе внутреннюю интуицию, внутреннее ощущение и ловит потоки. Потому, что проанализировать их теми инструментами, которые вы на данный момент имеете, получили в вузе, в своей профессии не сможете. Наступает время большого хаоса.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Большой хаос – эта математическая модель. Это целая теория. Наш русский ученый получил за него Нобелевскую премию. Большой хаос – это не энтропия, это не бардак. Это очень сложный порядок. Но вы можете его понять и можете, таким образом, прогнозировать, что будет дальше и выстраивать свою жизнь, если вы при этом включите в свою позицию лидерскую совсем другие инструменты. Не только те, банальные, которым вас уже научили, а они эффективно работают в стабильных системах, а эти новые.

Главный новый инструмент – это профессиональная интуиция. То есть, для вас профессиональная интуиция, как для лидера, должна быть просто, как зубы почистить. Если интуиция такая от Бога, ты чувствуешь, что не надо садиться на самолет, не сели и он разбился. Это одна история. Это непонятно что, я мистикой не занимаюсь. Но профессиональную интуицию я наработала. Как я ее нарабатывала и каким образом?

Прежде всего нужно понять, как мы подходим к этому состоянию. Нужно разобраться, какие составляющие в лидерстве в отношении себя и в отношении бизнеса в стабильных системах, классическая модель. На первом месте, как мы с вами выяснили, ответственность. Ни на кого ничего не сваливаю, никто за меня ничего не сделает. Никогда и никто. В России это очень легко. За вас, действительно, никто ничего не сделает. Надеюсь, вы давно уже это поняли. Что бы с вами не случилось, всем на вас глубоко наплевать. И социальной системе, и государству, и власти, и бюрократам. Поэтому, почему такие надежды? Чем сильнее на вас плюют, тем сильнее почему-то надежды, что кто-то за вас что-то сделает. Никто ничего не сделает. Муж нужен не для того, чтобы за вас что-то делать, а только для удовольствия и любви. И жена нужна не для того, чтобы вам носки стирать, а только для энергии, любви и удовольствия. Все остальное вы должны научиться делать сами, даже стирать носки или зарабатывать столько денег, чтобы этим занимались другие люди, а не любимый человек. Это очень важно, брать на себя большую ответственность. Чтобы взять эту ответственность за себя и понять, куда двигаться, нужно выработать понятие успеха.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Успех – это главное, завораживающее слово в эпоху потребления. «Плевать на все, главное, чтобы у меня был личный успех. Хочу яхту. Хочу к тридцати годам десять лимонов. Готов все, что угодно». Как один мне сказал, что готов пахать с утра до вечера за ярд. Я говорю: «Зачем ярд?» «Ну не знаю, я как-нибудь разберусь». Я выработала к 38 годам. Я уже стала успешной и когда у тебя есть успех, ты можешь расслабиться и начинать думать. Потому, что когда его нет, ты все время бежишь по этой дорожке, надо как-то рваться, а то не успеваю. У всех вокруг все, а у меня никак. Как только ты хоть как-то стабилизировался, у тебя получается такое состояние, когда ты начинаешь задумываться, особенно, между 35 и 40 годами.

Критерии успеха Ирины Хакамады

Я выработала следующий критерий успеха, по которому и сейчас двигаюсь и получается, несмотря на то, что давно уже ушла из политики. Ушла в никуда, по собственной воле. В тишину, в покой, никому не нужная будучи звездой федеральных каналов и так далее. И все получилось. Почему? Потому, что у меня были другие критерии успеха, и они остались. Они не похожи на большинство, которыми ведутся сегодня молодежь. Какой первый критерий? Это самореализация. Я всю жизнь мечтала, только у меня тогда не получалось, а сейчас получается. Тогда не получалось потому, что система давила. Советский Союз не давал воздуха индивидуальности. Сегодня быть индивидуалом вам помогают все. Мы уже выяснили, что чем негативней система вокруг вас, тем вам легче быть индивидуалом потому, что и так вас никто не втягивает как в Японии фирму своей мечты, фирму как семью, государство как семью. Никто не обнимает вас жаркими объятиями всяких пособий, как в Швеции и так далее. Вы никому не нужны, поэтому можно быть спокойно индивидуалом. Это замечательно. Таким образом вырабатывать свои индивидуальные критерии успеха.

Фотограф Gregory Colbert. Пепел и снег.

Первый критерий. Превратить свое хобби в свою профессию и зарабатывать этим деньги. Но первый критерий все-таки не деньги. Первое – это самореализация, удовольствие от продвижения к своей мечте. Поэтому, как только я задумала, что хочу идти в политику и прямо меня завело, как здорово будет. Меня на этой энергии продвижения к своей мечте хватило на 14 лет во враждебной среде. Двигаться, подниматься и подниматься, не имея никакой опоры. Мне никто не помогал, я была как кошка, которая гуляет сама по себе. 1993 год, одинокий депутат из округа. 1995 год опять победила, опять мажоритарный округ, сама, ни в одну фракцию не вошла, мне все не нравились. Добровольно сдала мандат, ушла в правительство, когда Виктор Степанович Черномырдин вместе с Немцовым предложили мне возглавить малый бизнес. И тоже там стала совсем одна. Когда звали, пообещали все, когда пришла, послали нафиг. Все, чтобы я не предлагала, мешало другим министерствам зарабатывать деньги. Поэтому я стала вороженной просто, периодически президент в своих публичных выступлениях Борис Николаевич Ельцин говорил: «Вот Хакамада, она молодец». И после этого от меня слегка отъезжали. Потом опять давили. Все время.

Как я это выдерживала? Выдерживала за счет того, что я очень хотела изменить страну, очень хотела европейского цивилизованного развития, но при этом со всеми нашими национальными примочками. В конечном счете получилось. Да, я не стала президентом, но я дошла до позиции вице-спикера. Я выступала на генеральной сессии ООН. Это был абсолютный кайф. Если бы у меня главным критерием были деньги, то я бы вошла в другие партии в 1999, не к правому делу, не популярному с Чубайсом, с Кириенко, который практически формально закрыл дефолт. Мне предлагали и к Юрию Михайловичу Лужкову, и Примакову. Я бы там села пятым местом и въехала бы в парламент. Дальше еще чуть-чуть рожицей поторговала по телевизору, чирикнула… Это не интересно. Я понимала, что это убивает мою душу. Я готова была платить по-крупному за то, что я сама варю свой суп, жизненный фьюжн. Это мой проект, это моя жизнь. Она дана один раз и, как говорил Далай Лама, если вы хотите прожить счастливо жизнь дважды, то проживите ее хотя бы один раз, зато потом будет, что вспоминать и вспоминая, вы будете проживать снова ее весело. Если вы были в унынии и все время оправдывали свою бездеятельность тем, что все вокруг виноваты, вспоминать будет нечего.

На втором месте деньги. Я ничего не делаю бесплатно. Я только сегодня выступаю бесплатно. Честно. Люблю серебряный дождь и потом, это бизнес. Вы понимаете. Я читаю мастер-классы. Если вы ходите на мой сайт, то вы знаете их расписание, поэтому я себя рекламирую. Даш-на-даш. Тоже какой-то ресурс. Не делайте ничего бесплатно. Если вы профессионал, если вы до 30 лет вкалывали денно и нощно, а я вкалывала страшно, если до 30 лет вы наработали профессионализм, то, конечно, вы должны за него получать вознаграждение. Вы можете им жертвовать, оно может быть меньше, или небольшим, но бесплатно ничего не делайте потому, что это только сыр в мышеловке бывает бесплатно. Вы не уважаете себя. В конечном счете, на втором месте деньги. Но сколько мне нужно денег? Ровно столько, чтобы о них не думать. Сколько мне нужно денег? У кого какая идея? Не цифру, критерий.

— Больше, чем сейчас.

-Вот вы ошиблись. Вот мужской подход, чем больше, тем лучше.

— Чтобы достойно жить и реализовывать свои идеи.

Вот умница. Мне нужно ровно столько денег, чтобы реализовать номер один. А чтобы реализовать номер один, я хочу иметь и квартиру, в которой могу достойно жить, и дети чтобы получили образование, и на машине чтобы я ездила на приличной и не уставала, и компьютер мне нужен мощный, и айфон, и айпад, и за границу я хочу ездить отдыхать с детьми, и дачу хочу иметь в Подмосковье. Это качество жизни среднего класса, которое позволяет не думать с утра до вечера о деньгах, а творить, рисковать и не думать каждую секунду: «Я ненавижу эту работу, но мне придется ее делать, иначе я с голоду сдохну». Поэтому, конечно, деньги ровно такие, чтобы о них не думать.

Когда их слишком много для меня, я не говорю про других, меня это убивает. Почему? Потому, что ими надо управлять. Как только нужно управлять деньгами, деньги начинают управлять вами.  У каждого по-своему. Но я точно знаю, что 10 лимонов – это уже головная боль. Их очень сложно сохранить. Если вы покупаете недвижимость, вы должны управлять этой недвижимостью или нанимать людей. Люди будут вас обманывать, нужно менять штат, нужно платить налоги. Вы не будете успевать жить в этой недвижимости, но вы будете с утра до вечера ею управлять. Если вы положите в банк, то вы можете получить не тот курс валюты и так далее. В общем, как только вы получаете большую сумму денег, вы становитесь кем? Заложником денег и становитесь инвестиционным менеджером своего домашнего хозяйства, и вы меняете профессию. Вам уже некогда писать книги, читать мастер-классы, заниматься тем, что вам нравится. Поэтому, я всегда, и мой муж зарабатываем ровно столько денег, чтобы о них не думать. Если их слишком мало, вы начинаете мучатся. Поэтому их должно быть не много и не мало, в соответствии с вашим личным критерием качества жизни.

Вы мне по инерции задаете вопрос. «Назовите сумму, назовите предел». Вы опять хотите опереться на мой авторитет. Я вам сказала, в турбулентное время главный авторитет – вы сами. Нету Хакамады. Хакамада просто передала опыт. Все. А дальше крутите, варите свой суп. Представьте, что вы повар на своей кухне и вы сами делаете то, что вы хотите. И с гордостью подаете. Если семья плюется, то вам плевать. Главное, чтобы вам было вкусно. Вы увидите, что, когда вам вкусно, если вы предъявляете к себе большие требования, будет вкусно всем. Человек, который опирается на самого себя, претензии к себе предъявляет сильные. Дебил не опирается на самого себя, он претензий к себе не имеет. А если говорить: «Я главный в своей жизни» тогда мне нужно успеть и это, и то, и пятое, и двадцатое, я здесь должен подучиться, я и спортом должен заниматься, и одеваться должен прилично, и выглядеть, о обаятельными быть, и друзей должно быть много. Когда вы опираетесь на себя, получается, что вокруг все выстраивается. Поэтому, на втором месте критерии.

Третий критерий для меня очень важен. Это мое субъективное мнение, это не истина в последней инстанции. Я просто вам передаю свой опыт. Я за него заплатила очень много. Это дружественная среда. Я пытаюсь всегда делать свои проекты с теми людьми и в тех коллективах, которые, конечно, не могут быть полностью моими, потому, что на то он и коллектив, что там много разных людей, но все-таки это должны быть типа свои люди. Знаете, как говорят «Нашел своих и их держись». Я никогда не шла во вражеские коллективы. У меня был один только опыт, когда я была министром. Недаром я написала книгу «Секс в большой политике» потому, что я столкнулась с таким чудовищным зоопарком, что я поняла, что человеку креативному, свободному там не выжить. Как человек восточный, я приспособилась, а потом попыталась предать этот опыт. Это был единственный опыт, когда совсем не свое. Но я сама этого захотела. Я очень хотела узнать, что там в белом доме, как там решения принимают. В парламенте кричат, а решения принимают в белом доме. Я хотела, как профессионал, знать эту машину.

Почему я была в 1993 году одиноким депутатом? Почему к Чубайсу, Немцову несмотря на их популярность не присоединилась? Я искала своих. Не совсем, мы можем быть в противоречиях, мы можем друг с другом ругаться, но по большому счету, «Ты и я – это одна кровь». Это для меня было важно. До сих пор я так работаю. Я или фрилансер, или я делаю какие-то проекты, но только с теми людьми, даже с журналистами, телеведущими, радиоведущими только в такие ресурсы и такие коллективы, где мне хорошо. И фиг с ним, какое там количество денег. Потому, что это дорогого стоит. Эту энергию, ощущение, что ты среди своих можно пронести всю жизнь и сохранить все, свои физические силы, молодость.

Представляете, вы каждый день проводите на работе и весь этот период вы ненавидите тех, кто рядом с вами. Вы так умрете. Сегодня в жизни, в мире, самое главное, особенно в больших городах, больше всего востребована жизненная энергия. Если вы ее не умеете экономить, сохранять и платить деньги за то, чтобы она осталась с вами, вы ее потеряете. И тогда, какой бы вы богатый не был, какой бы вы молодой не был, вы никому не нужны, вы несчастны, вы не интересны и от вас все убегают. Потому, что чуют этого человека, он вампир, у него нет энергии, он пытается забрать мою. Наоборот, люди, которые дарят энергию, нужны абсолютно всем. Именно в этом секрет третьего критерия и моей энергии. Я готова была отказаться и отказывалась от очень многих интересных проектов даже сейчас только потому, что я понимала, что это не мое, я там все потеряю энергетически, но ничего не приобрету.

Наконец, четвертый критерий. Я не шоколадка, я не хочу нравиться всем. Поэтому в дебатах я говорю то, что я думаю, зная, что я сейчас с огромным счетом проиграю. Но у меня другая цель. Отдать людям мои знания. Еще раз протянуть руку таким, как я. Ребята, мы все вместе. Нормально. Нас меньшинство, но мы все вместе. Меньшинство двигает цивилизациями, а не большинство. Поэтому, да, приходится идти против мейнстрима, приходится формировать себя совсем по-особенному, но это же и кайф, это же интересно. Это тот самый индивидуализм, но уже творческий.

Именно поэтому книги. Я принесла книгу, где все мои мастер-классы. Я прямо пишу, что это только для среднего класса, другие меня не поймут, да и не надо. Я не их человек. Не потому, что я их презираю, потому, что у меня другой опыт, он не подходит рабочему классу, он не подходит фермерам. У них должны быть свои лидеры общественного мнения, которые могут им передать знания. Я работаю только для своих. Именно поэтому на телевидении я тоже выступаю только тогда, когда моя тема. Даже, если это круто и будет промоушен, и будет реклама, но это не мое, не моя тема, я отказываюсь. Потому, что я работаю только на ту аудиторию, которая для меня близка. Об этом Дмитрий Быков в свое время тоже самое говорил, что можно сохранить свой внутренний мир и свой творческий потенциал, если ты не заботишься об абсолютном паблисити, о своем рейтинге в массах народа. Ты заботишься только о том, чтобы тебя услышали свои и хочешь узнать о них, что они о тебе думают.

Когда вы отталкиваетесь от этих четырех критериев… Первое, самореализация, удовольствие, реализация своей мечты. Поэтому, главное, найти свою мечту. Это сложно. До 30 очень сложно. Не бойтесь. Перебирайте, зарабатывайте профессию, просто перебирайте. Это непросто, но после 30 уже нужно попытаться искать. Второй критерий, деньги, ровно такие, чтобы о них не думать и обеспечивать вам качество жизни по реализации своей мечты. Третье, делать это в дружественной среде. Четвертое, работать только на тех людей, которые являются вашими. Все. Если вы опираетесь на эти четыре критерия, то очень легко становиться лидером. Это отправная точка. Эта подушка, от которой вы подпрыгиваете и начинаете лететь.

Ирина Хакамада: «Усложняйтесь в своем внутреннем мире и тогда у вас все получится»

Но при этом напоминаю, ваш полет происходит в турбулентное время. Поэтому вам нужна парусная лодка, не моторная. Моторная режет волну. Если ваша жизнь – это моторная лодка, вы у руля, как капитан и вы реализуете свою жизнь, если вы включаете мотор, то буквально, 3-4 балла и вас снесет. Что такое мотор? Технологичная, выученная системное поведение под влиянием определенных знаний, накопленных в обществе. Так принято, я это выучил, и я это делаю. И поперли. Волна большая, а вы ее режете. У вас ничего не получается, а вы бьетесь в стенку. Вы ненавидите то, что делаете, но вам нужны деньги. Вы боитесь расслабиться, вы боитесь стать сложным, вы боитесь поверить в себя и отразить этот хаос. Если вы хотите стать эффективным, и вы живете в турбулентное время, вам самим нужно стать турбулентными. Это классика.

Сложная система, вы становитесь сложным, и вы друг друга начинаете понимать и угадывать. Если система усложнилась, а вы тупо, ничего не получается. Это, как айкидо переговоров, тоже самое. Если вы видите, клиент очень сильный, а вы слабый, то не надо ему доказывать «Подпиши мне контракт, я так денег хочу», а нужно его отразить, нужно вести себя так, как ведет он. И тогда вы почувствуете какой-то блеск. Поэтому, усложняйтесь. Усложняйтесь в своем внутреннем мире и тогда у вас все получится. Вы почувствуете эти потоки. Это называется парусная лодка. Парусная лодка идет по волне. Она не тонет, даже, когда сильная волна потому, что она ее не режет. Она не идет против течения, она чувствует эти потоки и двигается по ним.

Так я чувствовала в 2002 году, пора уходить, не мое, и закончив, на самой высокой позиции в 2004 президентской компании, я честно сказала: «Ухожу. В никуда». Почему? Никаких разумных объяснений. Мне предлагали позиции, я могла вернуться, с разными условиями, но могла. Нет. Все. Я почувствовала, мой поток закончился, моя волна эта закончилась, нужно сделать паузу, расслабиться, убрать лишние амбиции, смириться и искать новую энергию, новый поток. Я усложнилась, очень сильно. Я целый год усложнялась и написала книгу «Любовь вне игры или история одного политического самоубийства», где это процесс весь описан. Чтобы становиться лодкой нельзя в турбулентное время быть прямым, простым, как грабля. Типа «Хрясь.. добьюсь, все сделаю». Ничего не сделаете. Ваша эта тупая воля и упрямство не обладают никакой космической предопределенностью. Космос протягивает вам руку удачи. На самом деле, протягивается не сверху, а изнутри вас. Вы эту сложную систему чувствуете и начинаете ловить.

Поэтому лидерство в стабильных системах состоит из ответственности. Как вы думаете, что еще очень важно в стабильной системе для лидерской позиции?

— Соблюдать правила.

Нет. Коммуникация, то, чем не обладают россияне. Межличностная коммуникация. Умение находить клиентов, уговаривать, продавать, покупать, налаживать связи, быть обаятельными, улыбаться, здороваться, на пустом месте самообучаться, только внимательно слушая людей и задавая им шикарные вопросы. Мне один бизнесмен проплатил гонорар, и я ему открыла книжный магазин, представила свою книгу, заплатил хорошие деньги, чтобы я сработала на его проект с условием, что он со мной поужинает. Когда мы сели за ужин, он мне сказал: «Вы знаете, вы все-таки не тем всю жизнь занимаетесь». Вот такая коммуникация. Это, как с Муслимом Магомаевым, «Познакомь меня, познакомь меня». «Хорошо. Знакомься, это Вася» «Да пошел ты Муслим Магомаев. Всю жизнь мечтал послать нафиг». Вот здесь я так и поняла. Все было проплачено, чтобы наконец Хакамаде в лицо сказать, что ты дура, не тем ты всю жизнь занимаешься. Что такое коммуникация? Моя реакция: «Пожалуй, вы правы, а может быть, и не правы. Это интересно. Я об этом подумаю. А вы-то чем занимаетесь, книги не дают больших денег». Оказалось, что он занимается чудесными вещами, о которых он мне рассказывал взахлеб. Это было так красиво. Такие шары, офисные шары. Аренда очень маленькая земли, копейки, а воздух не арендуется. Там офис сдается. Замечательно. Мы поехали, мы смотрели эти шары, ушли счастливые. Вот это искусство коммуникации.

— А это не опасно?

Нет, это архитектурное строение, просчитанное. Архитекторы делают. Он небольшой. Там где-то пять этажей. А как же во время кризиса у вас в аренду берут? Денег же нет у маленького бизнеса? Он говорит: «А я бесплатно раздаю». Я говорю: «Как бесплатно?» Он говорит: «Вот шар я отдаю». Я говорю: «А деньги откуда?» «Тридцать процентов от бизнеса». Малый бизнес идет на это потому, что аренда сжирает такие деньги, я лучше поделюсь, пока не встану на ноги. Встал на ноги, пошел другое снимать. И все у него пошло. Гениальный мальчишка, молодой совсем. Мы расстались просто друзьями. Представляете, если бы он мне в этой коммуникации сказал: «Вы не тем занимаетесь всю жизнь». «А чем вы мне предлагаете? Вы хотите сказать, что я боролась за Россию..» И все, ужин испорчен. Или: «А вы –то чем сами занимаетесь? Что вы думаете…» Это называется искусство коммуникации. Если вы им владеете, это отдельный мой мастер-класс.

Третья позиция – профессионализм. Это то, что нарабатывается до 30 лет. Молодёжь до 30 лет, хватит думать только о мечтах. Нарабатывайте профессию в руках, которая, как страховка, потянет вас на всю жизнь, и вы всегда будете знать, что на крайний случай, вы можете делать и будете иметь базу. Я в Оксфорде читала лекцию и одна девчонка наша в Оксфорд сама пробилась, закончила филологический факультет и ушла работать в Дольче банк. Она работает 22 часа в сутки без выходных, вся уже прозрачная. Я говорю: «Зачем тебе Дольче банк, если ты потом хочешь вернуться в Россию заниматься другим?» Говорит: «Это такая школа, я там научилась такому, что я теперь не пропаду ни при каких условиях. Если у меня вдруг с моим гуманитарным проектом временно будет не получаться, я всегда в банке пристроюсь. Это бренд, это навык». Филолог. Видите, как девчонка соображает. Поэтому до 30 лет нарабатывайте профессионализм.

Теперь берем турбулентность. Во время турбулентности у нас критерии какие? На первом месте остается ответственность. Мы берем на себя риски за свою жизнь, за всех людей вокруг, за свой проект. Мы лично. На втором месте умение держать удар. Лидер тот, который не нервничает с утра до вечера по пустякам и не впадает в истерики даже в самые крутые моменты. Потому, что будет качать сильно. Если каждый раз истерика, вас надолго не хватит, вы будете делать ошибки. Как держать удар? Мой главный принцип, я выдержала очень многие удары, умереть заранее. Выигрывает в смертельном бою только тот самурай, который уже мертв. Если у вас тяжелая ситуация, например, сегодня вы должны получить кредит, вы идете на тестирование безработным и боитесь, что вы его не пройдете. Или у вас ключевое свидание с девушкой, вы боитесь, что не получится. Вы должны прожить эту историю, представить в деталях, как у вас нифига не вышло.

Потом представить, что вы будете делать после этого. Это очень важно. Конкретно, что будете делать, вы же не повеситесь и не выброситесь из окна. Вы расписываете шаги. Вы тут же увидите, как ваше сердце перестанет колотиться, вы выходите на спокойное состояние. Потом вы кино раскручиваете к первому кадру, и теперь вы пошли в бой. Состояние будет абсолютно другое. Когда меня прижимали бандиты и говорили: «В понедельник замочим, если не уйдешь из округа», я представляла, что они меня замочили. Потом говорила: «Да пошли вы все. Мне не интересно, что вы там замочите, не замочите. Я выиграю эти выборы, а вы проиграете. Вы уйдете отсюда». Это был такой накал. А почему я могла это говорить? Потому, что мне было плевать на все, я становилась мертвая. Мечта была сильная. Мне было так обидно, что из-за этого я уйду. Мне все равно. Я готова на все. Такое смертельное состояние. Таких людей очень боятся потому, что у них огромная энергия. Они не боятся ничего. Все. В критических ситуациях таким образом убирается страх.

Третье, коммуникация, еще более тонкая. Учитесь этому. Люди у нас не умеют общаться друг с другом. На пустом месте конфликты, переговоры не умеют вести.

На четвертом месте профессиональная интуиция. Главный ключ к появлению профессиональной интуиции, первое, паузы. Раз в неделю два часа молчать. Ни с кем не разговаривать, телефон вырубать, вешать себе задачу, как магнитик на холодильник, мне нужно решить эту задачу и молчать. Ни с кем не разговаривать, и чтобы из подсознания вытащить информацию, займитесь тем, что вам нравится. Спорт не подходит. Если вам нравится смотреть кино, возьмите спокойное кино и увлекитесь им. Если любите вязать – вяжите, если собирать кораблики — пожалуйста, писать иероглифы – пожалуйста. Все, что угодно. Займите руки и воображение. И оставьте эту задачку. Вы увидите ночью или через некоторое время придет это решение. Второе, раз в году неделю проводить в антитуристическом потоке. Дождь и слякоть около моря, а вы там и никого вокруг. Природа вам подарит шанс. Еще много есть приемов, но наш мастер-класс заканчивается, поэтому выходите на сайт, приходите и читайте книжечку. Спасибо. Давайте вопросы.

Ответы Ирины Хакамады на вопросы из зала

—  Меня зовут Саша. У меня такой вопрос. Лидер в семье потому, что все-таки женщине-лидеру как жить с мужчиной? Должен быть мужчина более сильный или мужчина должен стоять с тобой наравне?

У меня четвертый брак. Наконец мы подошли к оптимальной модели. Я прожила 16 лет в этом браке. Во всех остальных я так долго не жила. Хотя во всех я долго жила, я тянула до последнего. Я не из легковесных людей. Каждый развод – это трагедия. Я пришла к тому, что для таких женщин, для которых мужчина в удовольствие, он не должен быть защитником, она сама себя защитит, он не должен быть добытчиком, она заработает деньги, у нее свои мечты и эти все критерии успеха. Для нее очень важен муж-партнер, который точно так же думает, сам тоже реализуется и ему от женщины нужна ее энергия, ее личность. Тогда они всегда договорятся, кто чем занимается.

— Он сам по жизни тоже должен быть успешен?

Да, конечно. Успешен исходя из каких критериев? Которые я вам называла. Он ощущает себя успешным. Не исходя из ваших критериев. Я часто задавала в аудитории вопрос: «Госпожи женщины, вы готовы жить с мужчиной, который зарабатывает меньше вас?» Никто не готов. Это ужасно. Мне плевать, сколько мужчина зарабатывает, мне до лампы. Я не меряюсь этими деньгами. Деньги на втором месте. Но меня очень волнует, чтобы в нем была энергия, чтобы он занимался тем, чем нравится, даже, если это будет полный бред, но это ему нравится, это личность. Для меня мужчина – это суперцветок и не в горшке. Он живет в своем саду, у него свой мир, он имеет на это право. Проблема женщин, часто говорят, что мужчины деспоты. Женщины очень деспотичны. Они почему-то с самого начала решили, что мужчина им по гроб жизни чего-то должен. Никто никому ничего не должен. Современный мир – это мир равный. Интересны только личности.

— А мужчины в работе? Вы, когда пошли в политику там только одни мужчины были. Я думаю, что они очень критично отнеслись к тому, что вы женщина.

Очень критично. Они меня давили, и я изобрела способ общения. В книге я всем делюсь. Это Айкидо. «Ира, ты дура». «Да, согласна. Я пошла». Потом пошла, все выиграла, все сделала, звонят: «Ира, пора договариваться». Меня не интересуют публичные яйца, типа я должен сейчас. Я восточный человек. На меня наехали, я пропустила и кропотливо делаю свое дело. Они сами приходят и начинают с тобой договариваться. Никогда ни у кого ничего не проси и никому ничего не доказывай. Женщина если так себя ведет в мужском коллективе, постепенно набирает профессионализм. Переговоры тоже самое. Они на вас внимание не обращают, а вы молчите. Чем дольше молчите, в какой-то момент скажут: «Ну а ты как думаешь?» Дальше нужно говорить очень жестко, очень четко и очень профессионально. Главное – профессионализм. Терпение и профессионализм. Нужно стать немножко азиатом, чуть-чуть. Пожалуйста.

— Здравствуйте, Ирина. Меня зовут Юрий. Вы сказали, что отчаяние – это нормальное состояние для лидера. Каким образом можно свое отчаяние перевести в конструктивное русло, вывести себя на позитивный тренд?

У меня было много ситуаций самых страшных. Я выработала два способа.

Первый способ в отчаянии, когда вы в плохом состоянии, добить себя вообще до дна. Это, как в кризисе. Пока до дна не упали, это будет тянуться и тянуться.  Это для очень сильных людей. Если вы слабый, у вас нервная система слабая, лучше этого не делать. Например, у меня серьезный облом, я доводила этот облом до ручки. Я уезжала на дачу, пропадала неделями, ни с кем не общалась, лежала, смотрела в потолок и говорила себе, что я во всем виновата, я плохая, я ужасная, у меня все плохо, я лузер, я неудачник, я вообще выгляжу удачно. Вот так вот неделю и какое-нибудь кино упадническое типа Берджерсса про смерть. Ау!!! Такой мрак. Знаете, в какой-то момент я подходила к зеркалу и начинала себе нравиться, такая несчастная, бледная, страшная, у меня нет энергии, я никакая. Как только вы начинаете нравиться себе в этом состоянии, вы уже начинаете подниматься. К концу недели вдруг организм просыпается. Как прекрасна жизнь! Какого черта, надоело!

Второй способ – асимметричное поведение. В 2003 году проиграли выборы и должны были все в депрессии разъехаться, что и сделало большинство. Я пошла в президентскую компанию. Асимметричное поведение. Проиграли, нечего идти. Второе, ты не можешь быть президентом, куда ты прешься. Но есть же профессионализм. Довести программу. Это энергия. В этот момент ребенок заболел раком крови, между прочим. Можно было сидеть в больнице и умирать. Я выскочила в противоположной модели. Муж помогал, он сам эту модель придумал. Он сказал: «Если не вернется энергия, ребенок не выздоровеет». 15 марта я получила свои президентские проценты, а у Маши произошла ремиссия. Клетки были уничтожены. Вот такой способ. У меня легких способов нет потому, что я лидер, а лидеры, они так, во!!! Потом, если падают, то серьезно. Главное, не бойтесь падать. Почему? Потому, что, если идти все время вверх, это означает, что вас кто-то просто несет. А тот, кто вас все время несет, у него в какой-то момент руки устанут, и он вас отпустит. Вы, как чемодан свалитесь. Ничего страшного.

— Ирина, лидера мы видим перед собой. Я хотел еще спросить. А по-вашему лидер нашего времени?

Герой нашего времени?

— Да.

Героя нету. Сегодня новый феномен — социальные сети. Социальные сети в интернете отличаются от традиционных моделей лидерства тем, что не работают авторитеты. Если нас сейчас слушают в интернете, то это все фигня.  Я для них никто. Социальные сети построены на том, что авторитетам является твой сосед, тот человек, который тебе нравится. Горизонтальное расширение лидерской позиции до уровня больших коммуникаций. Многие считают, что социальные сети заменят все институты, включая политические и бизнес-институты буквально ближайшие 30 лет. Они будут управлять миром.

— Значит, в виртуальных сетях лидера нет? А где он есть?

Нету. Вы – лидер. Вы сам себе лидер. Все. И делайте страну сами.

— Я хотела бы узнать, вот у вас был кто-то из учителей, чьими советами вы пользовались, кто постоянно вас по жизни вел? Такой лидер лично для вас. И второй вопрос. Если ли у вас ученики, люди, в которых вы верите, люди, которых хотелось бы поддержать в трудную минуту, подсказать?

Ученики есть, они все разбежались, но они более циничные, чем я.  Они обменяли ценности, которые мы вместе выращивали на карьеру. Они хорошие ребята, но все циничные. Их было много. Я все время окружала себя молодежью, они вокруг меня крутились, работали, потом делали карьеры. Я помогаю огромному количеству людей, но это не ученики потому, что не надо никого учить. Даже сейчас я не учу, я передаю опыт. Хотите берите, хотите нет. Даже спорить со мной не надо потому, что, если вы по-другому будете жить, нормально. Я не преподаватель, не коуч, не психолог. У кого училась я. Я отношусь к людям, которые учатся каждую секунду.  Вы задали вопрос. Я всех запомнила, кто что спросил. Я потом из этого сделаю свой новый мастер-класс. Поэтому, это очень важно. Понемножку я брала у всех. В политике и у Явлинского, и у Чубайса, и у Немцова, и у Ельцина, и у Зюганова, и у Жириновского я училась, как он наезжает. Главное, открыть уши. Но никто меня по жизни за руку не вел. У меня нет абсолютных исключительных авторитетов.

Для меня главный критерий – я сама. Я забираю очень много из внешнего мира, перерабатываю, адаптирую к себе и тут же начинаю действовать. Мой муж говорит: «Ты удивительное существо. Я тебе сказал: «Ты все правильно говоришь в дебатах, но у тебя нет масштаба». Я говорю: «А у меня тонкий голос». «Плевать на твой голос. Где масштаб? Масштаб – это и есть харизма. Представь, что ты Моисей». Следующие дебаты смотрю, как понесла: «Что вы сейчас сказали?» Какая молодец. С такой скоростью». У нас у большинства какая проблема?  Мы все понимаем. Вот вы сейчас все послушали и фиг завтра кто-то что-то сделает. Получил знания и пошел. Мой секрет, почему я обошлась без авторитетов, я собираю и делаю на следующий день. Я решила быть политиком, на следующий день я пошла искать округ. Пожалуйста.

 — Ирина, у меня такой вопрос. Вы сказали, что сделайте хобби своей работой. А обратная история работает? Вы когда-нибудь делали свою работу своим хобби?

В тот период, когда я совмещала. Я была доцентом и параллельно делала кооперативы. Кооперативы меня уже увлекли больше, преподавание надоело. Я формально ходила на работу, но внутренне была уже отстраненна. Я понимала, что это временно.

— Ирина, здравствуйте. Меня зовут Илья. У меня такой вопрос. Вы говорили о том, что важна среда и говорили о том, что вам нравится, как в Европе. А почему не уехали?

Расскажу быстренько случай. Однажды я ехала на пароходе с крупными иностранцами. Там каждый вечер были пафосные ужины. Я сидела с мужем. У меня женская привычка, я пытаюсь худеть. Всю жизнь. Поэтому на ужин пытаюсь есть как можно меньше. Поэтому я брала первое блюдо, а второе не брала. Когда мужу приносили, я, как все женщины, начинают с тарелки «Дай попробую». Он начинает беситься: «Ты возьми». «Нет, я только попробую». Американец на меня смотрел и сказал: «Вы не беспокойтесь. Все оплачено». Тут я поняла, мы дикари для них. Он не понял. Он решил, что я такая варварская некультурная женщина, которая пытается экономить и не ест. Потом он еще мне сделал какое-то замечание.

Через три дня мне все надоело, я говорю: «А вы вообще демократ или республиканец?» Он говорит: «Я демократ».  «Значит, вы любите Клинтона?» «Даже больше Хиллари». Я говорю: «Согласна. Хиллари сильная женщина. Мы как-то с ней чай пили и обсуждали коллективизм и индивидуализм в переходных сообществах». Он говорит: «В каком смысле чай пили?» Я говорю: «В прямом. И с Клинтоном я часто общалась». Он говорит: «Извините, а вы кем работаете?» Я говорю: «Да никем я не работаю. Я политик. Это не работа. Это скорее хобби, самореализация. А вообще, если называть наш парламент вашим конгрессом, то я вице-спикер». После этого все прекратилось. Он стал вежливым, совсем адекватным. Вы приедете в Европу и каждый день вам придется доказывать, что вы не верблюд. Если вы такой умный, такой супер, что ж вы свою страну не можете переделать, а к нам понаехали. Я не хочу. Я говорю на русском языке, он у меня неплохой. Я мыслю русской культурой, я ее обожаю. Как бы здесь тяжело не было, меня тащит одна мечта. Сделать это более уютным, перфектным, прозрачным, как в Европе. Но я не хочу жить в чужой стране и быть иммигрантом. Я могу там отдыхать, но творить я могу только у себя. Еще есть что-нибудь?

— Ирина, спасибо большое за эту встречу, очень интересно. Скажите пожалуйста, вы сталкивались с таким явлением в своей жизни, как депривация желаний, когда они отсутствуют? Как вы выходили из этого состояния?

Я делала все подряд.  Ну нет никаких желаний. Значит, начинаем стирать белье, готовить еду, помогать другим. Когда у вас совсем такая пустота, самое оптимальное, помогайте. Кто-то обратился за помощью «Проконсультируй меня здесь, помоги организовать бизнес. Я в этом ничего не понимаю, помоги мне выбрать наряд». Делайте для других. Главное, не зацикливаться и все время что-то делать. Перебирайте варианты. Судьба подкидывает много знаков и постепенно вы почувствуете ваше. Если вы будете лежать на диване и смотреть в потолок, тогда ничего не произойдет. Вам нужно сканировать мир и получать информацию. Там, где-то она есть.  Пожалуйста.

— Мне очень интересно. Третий критерий вашего успеха был дружественная среда. После того, как ваш муж вас не поддержал на первых выборах, на которых вы победили, как с ним сложились отношения?

Мы развелись.

— Именно из-за этого?

Не из-за этого. Но это был щелк и потом поехало. Мы прожили пять лет, но разошлись.

— А это было не тяжело, такое чувство, вас ваш близкий человек не поддержал в этот момент?

Это ужасно. Вы не представляете. Просто я восточный человек, поэтому, я всегда сдерживаю эмоции. Когда мне так говорят, опять повторяю тот ключ, который мне помог. Я вначале обиделась, а потом я себе сказала: «Значит ты что-то делаешь так и занимаешься, наверное, не тем, если позволяют тебе говорить такое. Значит, тем более, пришло время становиться лидером, рисковать, чтобы потом никто тебе не говорил: «Сиди в своем корыте и не рыпайся». Ты виновата. Значит, ты уже обустроилась в корыте. Ты съежилась до того масштаба, что тебя презирают».

— Еще мне очень интересно, а в российской политике может быть какое-то применение лидерству? Вы пошли туда, вы пытались что-то там сделать, а со всех сторон среда не дружественная. Как вы думаете, в сложившейся ситуации там вообще есть какое-то место лидерству и изменениям?

Нету. Лидеры все уже установились. Они все по своим полочкам, по всем веточкам. У нас в парламенте все веточки и полочки заняты. В исполнительной власти может само правительство меняться, но два лидера уже сделаны. Не лидеры, а хозяева. Все. Система выталкивает все. Поэтому она будет претерпевать кризисы, о чем я все время пишу. Я говорю о том, что нормальная система пытается саморегулироваться. Поэтому повестка дня будущее России после всех этих выборов не важно, кто будет премьером, кто президентом. Не важно. Пусть даже это будет Путин, Медведев, Медведев, Путин. Или еще какие-то фамилии. Повестка одна и та же. Кислород. Нужно кислород запускать в систему. Иначе она умрет. Она начинает сама себя поедать.

— Ирина, я позволю себе задать тоже вопрос. Как вам кажется, когда эти изменения произойдут и кислород поступит в российскую политику? Какие чувства вы испытываете по поводу того, что сейчас происходит на российской политической сцене?

Сейчас для меня дежавю. Я ничего не вижу интересного. Это все понятно, все прогнозируемо, никаких тут потрясений не было. Когда говорили: «О, Медведев не пошел. Путин. Какой ужас». С самого начала было понятно, что на то он и тандем. У меня нет дикого раздражения потому, что я профессионал. Профессионал не очаровывается и потом не разочаровывается. Он просто наблюдатель. Я же не внутри, поэтому я просто наблюдаю. Когда это пойдет? Я думаю, что в ближайшие десять лет точно что-то будет меняться. События, мне кажется, уже какие-то произошли.

— Наверное, последний вопрос мы зададим в рамках эфира.  Господа, кто не успел, можете после эфира подойти и с Ириной пообщаться еще. Пожалуйста, ваш вопрос.

— Ирина, ваша философия – это философия индивидуализма.

Да. Книжка называется «Мастер-класс убежденного индивидуалиста».

— Хорошо. А как это состыковывается с понятием командной игры, командной работы?

Очень легко. Горизонтально, команда мечты. Лидер добровольно выбирается.

— По сути, ваша команда – это команда лидеров?

Конечно. Все равны, только один обладает исключительным видением, интуицией, стратегией, но все равны. Я об этом пишу. Как такие команды делать, чем они эффективны и как индивидуалисту выстраивать себя в чужих коллективах, когда он не горизонтальный, а жить и выживать все равно надо. Прямо технологию расписываю потому, что я сама с эти мучилась. Я очень не любила корпоративные дни рождения, очень не любила попойки, обеды, совместное бегание по магазинам за дефицитом. Все это меня дико раздражало. Я прошла целый этап выстраивания команды и сохранения себя индивидуалистом. Но теперь вам легче потому, что наступает время индивидуалистов. Если вы в себе не найдете источник своего бесконечного счастья и роста, то в этой турбулентной катавасии ни один коллектив вас не спасет.  Он сегодня есть, завтра его нет.

Масса тем для новых встреч на телеканале «Дождь» с Ириной Хакамадой. Спасибо большое.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
comments powered by HyperComments
Сайт размещается на хостинге Спринтхост