Не стыдно! Крик PR-души

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Создателям громких блокбастеров и затянувшихся сериалов под названием «Как тебе не стыдно?», «Ну че с нее взять, она ж пиарщица», «Опять себе рекламу делает» и «Все маркетологи вруны» посвящается.

Так вот. Объясняю в первый и последний раз, чтобы впредь считать тему исчерпанной.

Да, на PR-менеджера, специалиста по PR, пресс-секретаря и иже с ними нужно учиться несколько лет. Я добросовестно училась пять. Сейчас, кажется, от четырех до пяти. Этому профессионалы учат профессионалов. Это не хобби, не приятное дополнение к социальному статусу («вообще я каскадер ну и еще немного пиарщик»), равно как не клеймо и не черная метка. Это профессия.  Входящая, кстати, в десятку самых стрессовых по версии журнала Men’s Health.

Да, для работы PR-менеджером нужен опыт. Много опыта. И постоянное повышение квалификации. Чтобы быть в курсе новых технологий и тенденций. И да, если сегодня меня нет в социальных сетях, то я плохой пиарщик. И мое резюме не пройдет даже первичный отбор у кадровиков, которые, как правило, все страницы потенциальных сотрудников просматривают.

Нет, PR-менеджер — это не журналист. Не офис-менеджер. Не девушка из эскорт-услуг. Не девочка по вызову на ночь глядя и не мальчик для битья.

Да, работа в PR — это уйма рутины. Много текстов « здесь и сейчас», потому что новость живет уже даже не один день, и даже ни один час. Счет идет на минуты.  Это суета и постоянная движуха. Работа с журналистами и подчас за журналистов. Работа с профильными службами и периодически за сотрудников профильных служб тоже. Это  SEO и SMM. Это, когда корпоратив с выездным тимбилдингом ни разу не праздник, потому их организуешь ты.  И отвечаешь за то, чтобы никто не упился, не убился, не потерялся, тоже ты. А еще это сайты и внутренние корпоративные порталы. Работа с негативом и общественным мнением. Оно ведь у каждого свое. Отчеты и постоянное обоснование эффективности своей работы, потому что кто первый кандидат на вылет в кризис? То-то же.

Да, это работа со смыслами. Пониманием кто он, мой клиент? Какая она, моя компания? Чем она отличается от других? В чем ее сильные/слабые стороны? Каковы ее ценности? А ценность для клиента в чем? Какие смыслы о ней мне важно донести до аудитории? Как это можно сделать? Что я хочу, чтобы о ней думали, когда видели ее логотип вон на той упаковке/стенде/в газете? А нужен ли он там вообще, или, может, лучше на нативную или контекстную рекламу потраться?

Нет, я не делаю из говна конфетку, а из беспринципного политика супермена в глазах общественности. Почему? Потому что с детства меня учили говорить правду, только правду, ничего кроме правды и называть вещи своими именами. С тех пор ничего не изменилось.

Да, иногда пиарщики врут. Как и любые люди. Нет, не все пиарщики врут. Как и любые люди. Все люди вообще-то разные, а мир очень многогранен.

Да, я внимательно подхожу к тому, в какой компании и какой команде работаю. Одинаковые ли у нас ценности? Если нет, ухожу. Если мне стыдно за то, в чем я участвую или что делаю, я ухожу. Если мне стыдно рассказать о том, где работаю, я… В общем, понятно.

Да, PR — это про связи с людьми. Про связи с общественностью. Про отношения. Причем win-win, а не то, о чем некоторые привыкли думать. Это не лизнул-выпил-закусил, выведал компромат на вышестоящее руководство и использовал его потом как оружие точечного поражения. Это не идти по головам. Не пытаться купить чье-то расположение шоколадками и совместными пьянками-гулянками. Это качественно делать свою работу. Строить свой авторитет на профессионализме и разумной дистанции.  Находить лучшее решение для всех исходя из возможностей, которые у PR-щика не безграничны.

Нет, я не пытаюсь что-то продать через свой Instagram. По крайней мере, пока. Иначе у меня было бы больше селфи (на них лучше спрос), штук 20 выверенных с точки зрения конверсии хештегов и в разы больше качественных фото. В среднем 5-6 в неделю. И да, непременно stories (это такие видео короткие) ежедневно. Чтобы быть на верхней строке выдачи и у всех на виду.

Да, я не жалую слово «пиарить». Особенно когда в него вкладывают: позерство и пустую саморекламу, корысть и желание заработать любой ценной, самоутверждение, обман, пускание пыли в глаза. Да, мне ближе понятия: наблюдать и видеть, слушать и слышать, показывать и рассказывать, делиться новостями и эмоциями, проявляться. И я за то, чтобы быть последовательной в этих проявлениях. Не изображать из себя барышню-крестьянку, если я светская львица и наоборот.

Нет, я не стесняюсь мужа. Просто уважаю его желание быть за кадром. Нет, я не пытаюсь никого дразнить, когда выкладываю фото его кулинарных шедевров. Просто он часть моей жизни, и я не могу о нем не писать совсем. Нет, я не стесняюсь сестер или подруг. Просто, когда мы встречаемся, слишком о многом важно поговорить. Не до селфи.

Да, я стараюсь соблюдать конфиденциальность. И чем больше я учусь и пишу, тем серьезней к этому отношусь. Все о чем пишу – это только мои личные мысли и переживания, размышления в контексте ситуаций, событий, персон. Я не пишу о случаях из психологической практики, если на то нет согласия клиента. Все, что происходит между нами, остается между нами. Я редко указываю точное время, места, названия компаний, имена. Особенно, если они нагружены моим негативным опытом. Если от деталей не уйти, описываю так, чтобы факты не указывали на конкретного человека. Исключения – те люди, компании, места, которые я бы хотела похвалить или отблагодарить. Их я называю открыто.

Нет, я не пиарюсь (опять это прилипчивое слово), не хвастаюсь и не набиваю себе цену. Но мне нравится рассказывать о том, где бываю, чем живу, как учусь или тружусь. Потому что работа в моей жизни занимает пять дней в неделю, а учеба два-три и более. В сумме это огромное количество не только часов, но и открытий,  впечатлений. Мне нравится, когда читатели видят мир моими глазами. И меня в нем. И себя в нем. Через меня и мой опыт.

Да, я уверена на 100%, что о хороших вещах нужно рассказывать. О работе благотворительного фонда «Милосердие детям», в котором сейчас работаю или проекте «Такие дела». О моих размышлениях по ходу учебы. Об интересных местах и новых знаниях. О реализованных мероприятиях и проектах. Не жадничать. Не скрывать этот опыт за семью замками. Добро и знания должны быть публичными, чтобы они служили примером и стимулом к изменениям других. Потому что через отражение моей жизни люди что-то понимают про себя.

Да, я люблю наблюдать за событиями друзей в новостной ленте. Мне нравится смотреть на мир их глазами. В их постах-размышлениях я тоже что-то понимаю про себя. Мне интересно, чем они живут. И я огорчаюсь, когда не нахожу новостей о людях, которые мне интересны.

Да, я могу помочь, если нужна консультация по PR и продвижению психологических услуг. Да, еще я веду консультации для уставших пиарщиков/рекламистов/маркетологов и готова взять на сопровождение двух-трех клиентов в неделю.  Да, этот абзац – реклама. И мне не стыдно. И это не противоречит всему тому, о чем я писала выше.

Да, я подхожу не всем. Для кого-то я не достаточно этична, безопасна, экологична. Для кого-то прагматична или слишком публична. Если вы из их числа и задаетесь вопросом, какое эта «тварь дрожащая право имеет» писать, консультировать, где-то выступать, о чем-то говорить и вообще жить? Друзья, если это так, отпишитесь прямо сейчас. Это не всегда приятно, зато честно. И да, потерю таких читателей я переживу.

Да, я считаю, что любой труд должен быть оплачен.  Услуги специалистов должны быть оплачены. Услуги хороших специалистов должны быть хорошо оплачены. Если я уверена в себе и ценности своей работы, тогда деньги брать не стыдно. И никакого «синдрома самозванца» тогда не возникает.

Да, любая работа — это время, силы, энергия. Делать вид, что годы опыта и собираемые по крупицам знания ничего не стоят – не уважать и обесценивать себя. Обесценивать свой уникальный опыт. Также как и просить других об услугах «по дружбе», бесплатно, не давая ничего взамен – обесценивать их работу. И не должно быть никаких «за что платить психологу, он просто сидит и слушает?» или «Ты же умеешь писать тексты, напиши мне по-быстрому тоже». Любой труд должен быть оплачен. Точка.

Да, PR – это интересная профессия. Хорошая и нужная. Несмотря на все ее издержки, по-прежнему нежно любимая мной. Она позволят в информационном шуме и гуле чужих голосов донести о себе или своей компании главное, настоящее.  Знания, смыслы, ценности. Какие? Это каждый для себя решает сам.

Мне за свои не стыдно. Стыдно становится тогда, когда меня не слышно и видно. Когда мое желание сделать, сказать, создать начинает быть регламентировано тем, что обо мне подумают другие. Когда мир и окружающие теряют от того, что я иду в разрез со своей природой, стараясь быть не только полезной, но еще и удобной для всех.

У меня дома есть швабра. Современная и надежная. Функциональная. Эргономичная. Экологичная. Удобная в использовании. Идеальна в плане соотношения цена-качество. Сделанная с применением инновационных разработок и с учетом самых самых строгих отечественных ГОСТов. Так вот, я – не она. Не человек-функция. Не человек-вещь. Не швабра. На этом предлагаю считать тему исчерпанной.

Источник иллюстраций — gratisography.com


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
comments powered by HyperComments
Сайт размещается на хостинге Спринтхост