Некогда жить

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Пост про одну полезную психологическую группу и семь моих личных сигналов о том, что я перестаю жить.

Трудно сказать, когда именно в моем воспаленном от написания пресс-релизов мозгу мелькнула идея о том, что я не успеваю жить.

Может, когда в разгар моей скоропостижной работы на благо отечественной политики я загремела с острой болью в больницу. До выборов оставалась пара месяцев, до свадьбы — пара недель, а я коротала ночь в приемном покое Елизаветинской больницы, понимая, что профессиональные амбиции увели меня совсем далеко от себя.

john morris sculpture

Ночь в приемном покое – маленькая жизнь, а для кого-то и смерть… Там по-разному бывает. Едкий запах мочи и безысходности, физической и душевной немочи. Девушка с ожогом лица, мужчина под конвоем в наручниках. Иммигрантка в сланцах слезно умоляет медсестру помочь несмотря на отсутствие прописки. Та успокаивает: «Примем всех», — но женщина не верит и продолжает слезно просить.

Стонущий мужчина на каталке в длинном, мрачном коридоре. Пожилая женщина в инвалидном кресле. Иногда с верхних этажей на первый спускается статный хирург в белом, от одного присутствия которого физическая боль не перестает, но отчаяние отступает. Даже между срочной операцией и осмотром вновь прибывающих пациентов он последователен и спокоен. Врач, смотрящий то ли поверх, то ли сквозь. В какое-то другое измерение нашего бытия.

Выйдя утром на свет Божий, я кажется, впервые за лето без спешки встретила рассвет. Радовалась ли я ему? Еще бы, тем более, что боль отступила. Но еще больше тому, что теперь у меня была официальная справка о болезни и день на передышку. Его я потратила… на собеседования. На день у меня их было запланировано аж три. Все в разных концах города, включая один из комитетов Смольного. Я успела везде, и даже, не моргнув глазом, выполнила все тестовые задания. Усилия увенчались успехом, и в итоге я выбрала отличную компанию. Вот только сколько в этом было усилий, а сколько насилия вопрос, как говорится, открытый.

Или другой, уже Рождественский пример. Воскресный зимний день 25 декабря, как сейчас помню. Вместо отдыха с мужем и друзьями сижу в своем просторном кабинете. Верстаю очередной маркетинговый план развития. Жду курьера. Звонок. Поворот ключа. Шаги речитативом по лестнице. Длинный коридор. Неловкое движение и телефон, выскальзывая из руки, делает сальто и падает со звоном на пол. Тот оглушающий звон в пустом здании из стекла, кафеля и бетона я помню до сих пор.  И он не только о платежах по кредиту за телефон, который всего месяц назад погасила. Это была моя личная Рождественская история о том, что что-то в моей жизни снова пошло не так.

john morris sculpture

Неделей позже в институте мы разыгрывали новогодние подарки. Из большого красного мешка доставали: красоту, вдохновение, счастье и другие пожелания в комплекте с тайным сюрпризом. На словах ведущей о карьере и профессиональном росте мне захотелось стать невидимкой, слившись со стеной. А вот заботу о себе, спокойствие и красоту я взяла не раздумывая. С ними в комплекте мне достался браслет с ароматом благовоний. Его я надеваю, когда становится совсем тяжко. Он служит для меня сигналом о том, что пора замедлиться и вспомнить о себе.

Но, конечно, не он один напоминает мне о том, что пора что-то менять. За годы работы на износ и огромного количества проектов таких сигналов у меня набралось прилично. Например:

  • Зависть к ухоженным девушкам. Расслабленным, никуда не спешащим, парящим и к поцелуям манящим. Как только ловлю себя на чувстве зависти, сразу понимаю: нужно перенести фокус внимания с других и срочно сделать что-то хорошее для себя-любимой.

john morris sculpture

  • Фоновое, беспричинное раздражение, не связанное с женским циклом или локальными неприятностями. Негативные мысли о том, что бесит буквально все. И выделить то, что бесит больше, нельзя.
  • Отсутствие личных планов. Как правило, это те периоды, когда даже мысль о том, какие витамины/блузку купить, добавляет еще один пунктик в плотно заполненном ежедневнике. В итоге мой мозг, чтобы хоть как-то себя разгрузить, упрямо саботирует эти задачи.

john morris sculpture

  • Ступор, когда нечего надеть. Потому что одежда либо не постирана, либо не поглажена, либо я не успела обновить гардероб.
  • Раздражение, когда на диване тихо-мирно отдыхает муж.  Это сигнал мне о том, что нужно отложить все дела и просто лечь рядом.
  • Отсутствие контакта с телом. Я могу забыть поесть, замерзнуть и даже не заметить этого. Могут возникать «на ровном месте» болезни. Это всегда сигнал о том, что на полную катушку работает мозг, но я напрочь вылетела из тела.

john morris sculpture

  • Продуктивность в организационно-административных вопросах, эффективность и проактивность. Но при этом я перестаю писать. Совсем. У меня пропадает вдохновение.

Часто мы дарим другим то, в чем нуждаемся сами. В то Рождество я хотела успевать жить. Пить очарование настоящего момента глотками терпкого глинтвейна. Наслаждаться ароматами лета, а осенью знать, что мне есть, о чем вспомнить. Находить место для саморефлексии и творчества. Заботиться о других не из дефицита, а из изобилия: красок, идей, впечатлений. Потому что у самой много, через край и делиться не жалко.

Спустя полгода я разменяла одну большую должность на несколько небольших, но важных для меня проектов. Этот пост, я пишу в другом состоянии ума, души и тела, смакуя солнечные блики, аромат черемухи и свежесть влажного неба. Но даже сейчас такое состояние — не результат, а процесс, который иногда может увести от контакта с собой и миром. Экзистенциальная тревога о неминуемой конечности бытия с одной стороны заставляет шевелиться, а с другой иногда раскручивает колесо Сансары так, что жить здесь и сейчас не успеваешь.

john morris sculpture

Учеба на психолога и работа в благотворительном фонде, практика психологического консультирования и мероприятия по PR для психологов, дела семейные и дружеские. Женские фестивали, сборы средств для больных детей, курсовые (свои) и дипломные проекты (пока чужие), конференции вроде Digitale «Меняй мир», которые непростительно пропускать. Казалось бы, все проекты и задачи важны, но даже любимые, они изматывают. Затягивает воронка деланья. Дела захватывают, и я мчусь вперед, чувствуя себя потом обесточенной и чертовски уставшей.  Поэтому так важно быть в контакте с собой, чтобы держать ритм и соблюдать баланс.

john morris sculpture

3 июня мои коллеги по институту «Гармония» приглашают на психологическую группу «Мне некогда жить». Вместе с психологами Марией Калюжной и Виталиной Скворцовой-Охрицкой можно будет разобраться с тем, как двигаться, работать, развиваться с заботой и уважением к своим потребностям, центральной нервной системе, организму и себе в целом. Поэтому если эта история и о вас тоже, я очень рекомендую уделить этому мероприятию время. Уделить его себе. Потому что на собственном опыте знаю, что возвращение вкуса к жизни — самый лучший подарок. Для себя и тех, кто с нами рядом.

Я же рада поддержать Виталину с Машей в этом начинании, потому что, появись такая группа годом раньше, может, не было бы моих ночных бдений в приемном покое, изматывающих проектов, потраченных нервов и разбитого телефона… И возможно, мой путь к себе был бы пройден чуть быстрее.

Иллюстрации к тексту — необычные и восхитительные работы австралийского скульптора Джона Морриса. 


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
comments powered by HyperComments
Сайт размещается на хостинге Спринтхост